facebook

О Чем Жалеют Люди в Конце Жизни

hyt7i6mh

Когда старики стоят на пороге вечности, они перебирают прожитые годы, как бусины, рассматривают каждую поблекшими глазами и вздыхают от невозможности изменить что-то. Воспоминания занимают большую часть свободного времени пожилых людей. И лишь теперь они понимают, что нужно было жить по-другому.

Родили мало детей

«Знаете, у меня был всего один ребенок. Однажды ему нагадала цыганка, что в 23 года он умрет. Сын смеялся и я, глупая, смеялась тоже. Он отслужил в армии, вернулся и в 23 года за несколько месяцев сгорел от болезни. И как я горевала, что не родила несколько детей. Сейчас вон и в 50 рожают, а нам все некогда было, работали, да и денег не хватало».

«Я всегда говорила, что дети — цветы жизни, но на моем подоконнике будет стоять только один цветок. Дочка просила братика или сестричку, а я даже не хотела завести кошечку. Это лишние хлопоты. И получилась, что ребенка я оставила в этой жизни одного. Ни в радости, ни в горе не к кому обратиться».

Забывали об отдыхе

«Мы воспитаны были, что все силы нужно отдавать работе. Я работала маслоупаковщицей на маслозаводе. Ящики с маслом весили по 20 кг, и я таскала их в холодильную камеру. Трудилась с полной отдачей, фотография на Доске почета так и висела, даже путевками меня не раз премировали. Но домой я приходила уже без сил, сяду на кухне и с места сдвинуться не могу. Ребятишки ко мне лезут, что-то рассказать хотят, а мне не до них. И вот теперь думаю, ради чего я столько работала? Грамоты в пакете сложены, медали, значки всякие, зачем они мне. Жизни-то я и не видала, с детьми лишний часок не провела, в парк их не сводила и кроме болезней не заработала ничего».

Редко путешествовали

«Жизнь прошла, а я почти нигде не бывала. Путевки на производстве нам давали, меня мастер, помню, заставил поехать в санаторий в Литву. И то я отнекивалась. Как же, кто за меня на даче будет работать, соленья и компоты закрывать. Но я съездила, здоровье хорошо поправила и столько всего увидела. Побывала в красивых городках, чистеньких, уютных, посмотрела замки старинные, башни. Это самое яркое воспоминание в моей жизни. А море я видела только на картинке».

«Мы с подружкой договорились и поехали после окончания школы в Ленинград к моей тетке. Там мы прожили несколько дней, гуляли, ездили в Петергоф, обошли множество музеев, смотрели, как разводят мосты. В Ленинград я влюбилась, но поступить там мне не удалось, и больше я в этом городе не бывала».

Покупали много ненужного

«Ребятишки просили купить лыжи, у них была одна пара на двоих. А я отказалась, как же — экономила. Ведь должно было быть, как у всех. Обязательно «стенка», а в ней хрусталь. И кому теперь нужны эти салатницы, сервизы. Когда поставили «стенку» я детям покоя не давала, все смотрела, нет ли царапин, друзей запрещала приводить. Порой одни макароны неделями ели, картошка с дачи и соленья выручали, зато у меня копеечка к копеечке. Ведь как лучше хотела. Подругу свою осуждала — у нее мебель старая, тарелки дешевые, а детишек полон дом и своих, и соседских. Крик, смех, пироги какие-то по выходным, чаепития. Она себе колечка не купила, люстры новой не повесила. Я думала, она жить не умеет, а оказалось — я».

Редко видели родных

«Дочку в ясли отдала в два месяца, сразу на работу вышла. Нянечки мне рассказывали, как она растет, чему научилась. А я прибегу с ней домой, в кроватку положу, а сама пеленки стираю, и полюбоваться на свою крошку некогда было. Потом школа началась, продленка, летом — лагерь. Дочка выросла, а я не заметила как, и близости между нами нет, никогда она о своих проблемах не рассказывала. Мама мне, бывало, позвонит, просит прийти. А у меня отчет, некогда. Когда умерла мама, как же я плакала, что редко навещала ее, многого не сказала. Побежала бы, а уже не к кому. Поздно мы начинаем что-то понимать, и от этого особенно больно».

Мало учились

«Я часто думаю, почему я раньше не читала книги, не ходила в театр. Книги я покупала, это считалось престижным. Мне нравилось, когда гости завидовали моей библиотеке. Да только я раскрою томик и опять захлопну. А теперь рада почитать, а не могу — глаза болят. Сколько всего прошло мимо. Мне очень жаль».

Не задумывались о вере

«В наше время вера в Бога была под запретом. Считалось, что в церковь ходят лишь темные старушки. А я иной раз бегу мимо храма, выходят из него женщины, мужчины, а лица у них светлые, какие-то счастливые. Мне бы остановиться, зайти, свечку поставить. Сама не интересовалась и детей не приобщала. Вся моя духовная жизнь сводилась к выпечке кулича на Пасху. Я прожила достаточно скучную жизнь».

Самое популярное на блогах:

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...